Машины могут приравнять к животным, юрлицам и даже к человеку — законодатели пока раздумывают.

Роботы обретут права?

  • 31.01.2017 15:44
  • 84 Прочтений

Источник: РосБалт
Дата публикации: 30 января 2017 года
Ссылка на оригинал: www.rosbalt.ru


Европейские и российские законодатели уже задумались о том, чтобы регламентировать присутствие роботов в нашей жизни. Машины могут приравнять к животным, юрлицам и даже к человеку — законодатели пока раздумывают. Зачем это нужно, выяснял корреспондент «Росбалта».

Европарламент готовится рассмотреть резолюцию о правовом статусе роботов. Документ призван решить, как людям взаимодействовать с искусственным интеллектом и роботами, а также, нужно ли наделять машины статусом «электронного человека». Также разработчики резолюции предлагают снабжать всех без исключения роботов кнопкой аварийного отключения, и задуматься о том, чтобы ввести в странах ЕС базовый доход на фоне того, что роботы занимают рабочие места.

Параллельно с Евросоюзом законодательство, которое регламентировало бы присутствие роботов в нашей жизни, обсуждается и в России. В конце 2016 года основатель Grishin Robotics Дмитрий Гришин представил концепцию закона о робототехнике. Как пишут «Ведомости», концепция предлагает частично использовать в отношении роботов регулирование, которое применяется к животным и юрлицам, поскольку, по мнению Гришина, само по себе обладание интеллектом в отсутствие эмоций не делает робота самостоятельным субъектом права.

Концепция сейчас обсуждается с экспертами, и может стать базой для внесения изменений в Гражданский кодекс (ГК) и создания отдельного закона «О робототехнике».

Как рассказал «Росбалту» президент Национальной ассоциации участников рынка робототехники Виталий Недельский, в связи с ожиданием бурного роста в сфере робототехники инициатива Гришина весьма актуальна. «Чем раньше начнется обсуждение этой проблематики и возможных рисков, тем лучше, — считает собеседник „Росбалта“. — Я не жду, что у нас сразу будут какие-то законы приняты. Но само по себе обсуждение темы привлечет к ней какое-то количество экспертов, которые раньше о возможных проблемах и необходимости законодательного регулирования просто не задумывались. Кроме того, когда Гришин эту инициативу выдвигал, он говорил о том, что появление такого закона в России способствовало бы не только созданию более благоприятных условий для развития отрасли, но и привлечению к нам иностранных инвестиций. То есть, и российские компании веселей инвестировали бы в робототехнику, и, может, иностранные компании начали бы приходить в Россию, где есть понятная законодательная база. Когда все моменты будут детально прописаны, станет проще вести разработки. Кроме того, зная границы ответственности, компаниям, работающим в этой сфере, будет легче рассчитать риски», — подчеркнул Недельский.

Прописать предстоит немало. Например, концепция Гришина предлагает задуматься об ответственности на случай, если робот нанесет ущерб человеку или его имуществу, например, если беспилотный автомобиль собьет кого-то или поцарапает машину.

Как рассказал «Росбалту» адвокат Олег Сухов, сегодня вопрос решается в рамках закона об источниках повышенной опасности, к которым приравнены роботы. В этом случае ответственность несут владельцы. Меж тем, адвокат бюро «Деловой фарватер» Антон Соничев считает, что ответственность стоит разделить между владельцем, который мог неправильно эксплуатировать машину, и ее создателем, который мог допустить серьезные ошибки при разработке.

По словам Недельского, концепция Гришина ориентирована больше на сервисных роботов. Например, роботов-агентов. «Люди пока об этом не задумываются, но технически это уже реализуемо: робот-агент может платить за вас, совершать покупки в интернет-магазинах. Вы можете жестко запрограммировать его, например, на то, что вам нужно каждую неделю покупать бутылку молока, а можете „поручить“ ему самостоятельно смотреть, сколько молока осталось, и докупать по мере необходимости», — заметил эксперт. Те же роботы-агенты могут закупать детали на склад, добавил он.

«Этот рынок растет на 25% в год, и очень скоро проблемы начнут нас догонять. Посыл сегодня в том, чтобы их опередить», — заметил Недельский. В то же время, по мнению эксперта, важно эту сферу не зарегулировать преждевременно.

По словам собеседника «Росбалта», в Европе настроения те же. Правда, компаний, которые занимаются робототехникой, там гораздо больше. Всего их более 300: бытовая, медицинская, сельскохозяйственная робототехника, в то время как в России чуть больше 200 компаний, большинство из которых — стартапы. «Сколько из них выживет, не ясно. Пока они лишь ведут разработку продукта, то есть, еще не в рынке, в то время как продукция европейских компаний уже на полках и продается в больших объемах: роботы-пылесосы, обучающие роботы», — отметил собеседник «Росбалта».

«Безусловно, законы, регулирующие деятельность роботов и их взаимодействие с людьми, будут необходимы. Задумываться об их положениях и основных принципах надо уже сейчас, — согласился генеральный директор Alfa Robotics Владимир Венеров. — Но, на мой взгляд, очень важно не „грести всех роботов под одну гребенку“. Ведь уже сейчас роботы сильно отличаются друг от друга. Есть промышленные роботы, есть сервисные роботы, которые пытаются с переменным успехом взаимодействовать с человеком и стараются постепенно вытеснить человека из таких сфер, как простое консультирование, реклама, промоушн, даже торговля, есть роботы телеприсутствия, которыми управляет человек на расстоянии, есть чат-боты и прочие программы, которые вообще не имеют материального „тела“, но общаются с человеком. Даже программу-автоответчик с голосовым управлением, которая в автоматическом режиме соединяет звонящего с тем или иным абонентом, тоже можно назвать роботом. И это далеко не все разновидности. Я думаю, что нужно внимательно смотреть за формированием взаимоотношений человека и робота, накапливать статистику возникновения конфликтных ситуаций и на основе анализа этой статистики формулировать и выносить на обсуждение те или иные правовые акты».

При этом он подчеркнул, что участие в обсуждении этих законов может принять только человек: «робот пока не может отстаивать свои права и даже обсуждать их». Также Венеров подчеркнул, что важно не нагромождать количество законов и актов. «Напомню, Айзек Азимов ограничился всего тремя, весьма лаконичными, — заметил эксперт. — Однако он ничего не сказал о том, как человек должен обходиться с роботом. Я думаю, что законотворчество надо начать именно с регулирования действий человека по отношению к роботу, хотя бы потому что большинство людей пока превосходит роботов в уровне интеллекта».

Адвокат Соничев не исключил: «если мы вдруг получим нового субъекта права в виде робота, обязательно найдутся те, кто будет выступать за охрану его прав и интересов. Ведь не может же он нести только обязанности, законом также должны быть урегулированы его права. Возможно, в самом ближайшем будущем законодатель действительно закрепит за роботом право на образование, на свободный труд, на самоопределение. Однако в данный момент все это выглядит несколько странным и неуместным», — полагает Соничев.

Но если область робототехники будет развиваться в мире с той же скоростью, что и сейчас, то, по мнению Венерова, необходимость регулирования некоторых аспектов взаимодействия человека и робота появится уже через пару-тройку лет.

При этом он считает, что людям пока не стоит бояться остаться без работы из-за развития робототехники. «Даже если роботы и заменяют человека на каком-то участке, то, как правило, это не очень квалифицированная или не очень легкая работа. Однако, роботы создают новые места для более квалифицированной работы, такой, как техническое обслуживание роботов. Ведь роботы пока не умеют позаботиться о себе сами. И человек, который работал консультантом и которого заменили роботом, может пойти поучиться и стать техником, который будет обслуживать аналогичных роботов. Наш мир развивается и становится технически более сложным, и работа найдется всем — и людям, и роботам, при наличии желания, конечно», — заключил собеседник «Росбалта».

Что до восстания машин, по словам Недельского, роботы с искусственным интеллектом теоретически способны на согласованные действия против людей, но до этого еще очень далеко. «Сегодня даже самые продвинутые искусственные интеллекты созданы для решения узких, совершенно конкретных функциональных задач: распознавать образы, читать текст и структурировать прочитанное, ставить диагноз на основе анализа информации, играть в ГО. Помните, в 1997 году компьютер Deep Blue впервые выиграл у чемпиона мира Каспарова в шахматы. Так вот, Deep Blue способен только на шахматы, ни на что больше. Да, у них быстрый прогресс, но пока он не выходит за пределы их профиля», — подчеркнул собеседник «Росбалта». Даже военным роботам сегодня не доверяют принятие окончательного решения. За них это делает оператор, добавил он.

«До тех пор, пока не существует искусственного интеллекта в полном смысле этого слова, обсуждать правовой статус роботов бессмысленно, считает судебный эксперт по информационной безопасности Евгений Царев. — По тем же причинам в XVI веке бояре не разрабатывали правила дорожного движения автотранспорта или стандарты строительства АЗС. Компьютер — это не лицо. Ответственность может понести разработчик, производитель, продавец, в конце концов, сам пользователь. Ответственность роботов пока фантастика».

Роботы обретут права?

Назад к списку публикаций